пн — вс 10:00 — 19:00

Отчисление из института семьи: как сдать экзамен на родительство

04.12.2016

Однажды американская актриса и писательница Рита Руднер сказала: «Из-за всех этих разводов первое, о чем я думаю при встрече с мужчиной: «Тот ли это человек, которому я хотела бы отдавать своих детей на субботу и воскресенье?»».

В современном веке развод не кажется чем-то из ряда вон выходящим. Еще в Советском Союзе было вполне нормальным, если жена, узнав об измене мужа, писала в партию письмо с описанием ситуации и просьбой: «Спасите наш брак». Сейчас все меньше женщин ведутся на фразу «бьет значит любит» — и все больше рискуют начать свою жизнь заново.

У мужчин, в принципе, ничего не меняется: как в СССР попадались молоденькие жены, которые сами не знали, как попали «во внутреннюю сторону брака» — так и сейчас попадаются.

Итог в таких случаях всегда один: заявление о разводе. Даже если это обоюдное решение и супруги, глядя друга на друга, одновременно думают: «глаза б мои тебя не видели», жертвы всегда есть. Это самые слабые члены ячейки общества — дети.

Почему суд не разводит семьи, где есть дети

В современном украинском законодательстве детям отведена роль фундамента, на котором стоит институт семьи. Давайте проанализируем: еще до своего рождения дети начинают защищать целостность семьи (если жена находится в состоянии беременности, развод запрещен).

Дальше поговорим о самой процедуре развода. Если пара без детей подаст общее заявление на расторжении брака, то по истечению месяца суд их разведет автоматически.

А вот при наличии детей, и даже при наличии обоюдного решения на развод, процедура выглядит гораздо сложнее. Из похожего — только месяц срока на примирение. В общем, желающая развестись пара должна к заявлению приложить письменный договор, в котором будет указано, с кем будут жить дети, какое участие в их жизни будет принимать каждый из родителей и каким образом это участие будет происходить. Еще один документ, который должен быть на руках — нотариально заверенный договор, где будет указана сумма алиментов, которую будет платить член семьи, проживающий отдельно.

В этом случае живое присутствие адвоката в бракоразводном процессе вам не нужно: я бы советовала обратиться к нему исключительно за консультацией по составлению наиболее выгодного договора.

Что касается самой ситуации, то зачастую «обоюдные» разводы происходят в двух случаях: либо пара живет по принципу «ведущий и ведомый», где ведомому предлагается внушительная финансовая поддержка в случае развода (чаще всего это неравный брак, где муж и жена изначально находились на разных социальных ступенях), либо это равный брак одинаково успешных партнеров, где у каждого некоторое время уже есть своя, отдельная жизнь.

Другой тип бракоразводных процессов — подача заявления одним из партнеров. Вот тут-то и начинаются суды, манипуляции, провокации, громкий раздел имущества и копание в грязном белье.

Суд в этом случае присоединяется к процессу копания — и подключает метод дедукции, ища первопричину. Если в случае совместного проживания существует угроза жизни для одного из партнеров или ребенка, развод проводится быстро — и начинается долгое судебное разбирательство относительно раздела всего «совместно нажитого».

Если прямой угрозы нет, суд начинает разбираться в нюансах — и принимает меры для сохранения семьи, в частности — откладывает срок рассмотрения дела (срок определяется индивидуально), давая паре возможность примириться. В апелляционном суде обжаловать такое решение невозможно.

Если компромисса достичь не удалось, начинается бракоразводный процесс, самый жесткий этап которого — «детский вопрос». Тут все родители делятся на два типа: тех, кто уходит по-английски, сжигая мосты и тех, кто рьяно пытается оградить чадо от другого родителя.

Два берега одной реки: с кем должен остаться ребенок

Однажды мне пришлось защищать экс-жену одного очень влиятельного бизнесмена. История была стара, как мир: она бывшая модель, он успешный предприниматель, на 20 с гаком лет старше. Поженились, родили двух детей, со временем муж начал отдаляться, потом — смотреть как на пустое место, потом поднимать руку. Жена забрала детей и ушла. Но большие деньги дают большие возможности: муж подключил связи и «купил» экс-жене диагноз  о наличии серьезного психического расстройства. Ниоткуда справки появились, свидетели. В общем, детей отдали мужу. Мы потратили много сил, чтобы восстановить справедливость, но беда в том, что такие случаи в наше время — не исключение, а закономерность.

Но включать феминизм и критиковать мужчин я тоже не имею права: однажды, в режиме строжайшей секретности, ко мне обратился профессор одного из ведущих университетов Украины, ранее женившийся на выпускнице. Спустя три года после рождения ребенка молодая особа начала гулять — и случился развод по обоюдному заявлению, где ребенка оставили маме, а профессор уехал по контракту за границу, высылая ребенку алименты, в несколько десятков раз превышающие средний размер алиментов в стране. А через год оказалось, что экс-жена отвезла ребенка маме в деревню — а сама кутила в столице на широкую ногу.

Чем больше я сталкиваюсь с подобными историями, тем сильнее мои убеждения в том, что родительский инстинкт — это не вопрос пола, социального статуса или интеллектуального уровня. Он либо есть, либо нет. И задача адвоката — натолкнуть суд на правильное решение. В этом случае ошибка дорогого стоит.

Как суд определяет, с кем жить ребенку

А теперь расскажем, по каким критериям суд определяет, у кого должен остаться ребенок после развода.

Красивые ванильные кличи вроде «нет рук теплее маминых» или «мама знает тебя как никто» в суде не работают. Только факты и здравый смысл. В большинстве случаев суд действительно оставляет детей матерям. И дело тут не в «мистической связи», а в психологических нюансах: например, считается, что мамы лучше справляются с задачами по уходу за детьми (регулярное кормление, одежда, прививки и т.д.). Но повторюсь: бывает все наоборот.

Во всяком случае, первое, на что смотрит суд — это наличие самостоятельного дохода, отсутствие случаев аморального поведения, психических заболеваний, отсутствие пристрастия к алкогольным напиткам и наркотическим средствам. Если мать не соответствует требованиям — ребенок может быть передан отцу.

Если по этим критериям не подходит ни один родитель, ребенок может быть передан под опеку ближайшим родственникам или, если такой возможности нет — под опеку органов опеки и попечительства.

Если оба родителя критериям соответствуют — суд начинает анализировать в совокупности вспомогательные факторы, среди которых — условия проживания, степень привязанности к родителю, возраст и т.д. Вынося приговор, судья должен мотивировать свое решение.

При этом, если в семье несколько детей, то, исходя из их интересов, суд, скорее всего, отдаст опеку одному родителю.

Еще один важный момент — мнение ребенка. Согласно статье 171 Семейного кодекса, ребенок может выражать свое мнение во время судебного процесса.

Бывает и так, что родители отказываются от баталий вокруг родительских прав, исходя из мнения ребенка. В этом случае, согласно статье 160 СК, место проживания ребенка младше 10 лет могут между собой определить родители. Если ребенку от 10 до 14 лет, место проживания определяется матерью, отцом и ребенком (если мнение последнего учтено не будет, ребенок может обратиться в органы опеки и попечительства). Дети старше 14 лет могут выбрать родителя, с которым хотят жить, самостоятельно.

И в конце еще несколько «бракоразводных» нюансов, для которого нужно согласие ребенка:

  1. Если родитель меняет фамилию, то изменение фамилии ребенка, достигшего семи лет, осуществляется только при согласии ребенка;
  2. Если отец сменил имя, то изменение отчества ребенка, достигшего 14 лет, происходит только при согласии ребенка.

К чему весь текст: в настоящее время Украина занимает третье место в Европе по количеству разводов: более 40% украинских семей распадаются, причем половина разводов касается семей с детьми.

Бракоразводный процесс — это скопление обид, гордости, мести, принципов и еще массы всяких нюансов. И за этими баталиями родители часто забывают о детях: а их надо воспитать так, чтобы через 10 лет разводов стало меньше, а не больше. Об этом надо думать, а не об ущемленном самолюбии.

Поделиться в соцсетях:
+ Добавить комментарий

Пока нет комментариев