Щодня кожен з нас читає багато коментарів про новий закон, що вступив в силу 30 вересня — «Про судоустрій та статус суддів». Зазвичай, такі коментарі стосуються «хто винен?», «навіщо?» і «що тепер?». Мене ж, як професійного адвоката, найперше цікавить наступний аспект: як далі працювати?

В нашій країні все відбувається вчасно. Вчасно ми обираємо потрібних глав держави, вчасно підіймаємо Майдани, вчасно отримуємо безвізовий режим. Та це, скоріше, утопія. На жаль, українська реальність виглядає інакше. Звичайно, краще пізно, ніж ніколи, — але постає просте запитання: «а чому не раніше?».

Особенность современной  защиты бизнеса в том, что защищать его нужно не от кого-то извне, а от слабо организованной государственной системы. «Каждый, кто будет прессовать украинский бизнес — классовый враг украинского правительства и мой личный враг», — заявил в июле Гройсман. Я — за. Обеими руками за. Но что дальше? Семейные баталии в стиле Монтекки и Капулетти, разборки а-ля сицилийская мафия или месть поколений по примеру кавказских горцев? Ни о чем. Защита бизнеса в букве закона. А многие вокруг просто не умеют читать.

Можно уверенно сказать, что с момента своего появления субсидия прошла в Украине несколько этапов: этап обожествления (спасительный родник в пустыне ЖКХ), этап недоверия (та не… тут наверняка есть какой-то подвох), этап смирения (да ну, все же оформляют) и этап принятия (ну ладно, оформлю и я).

16 ноября весь мир опять вспомнил об Украине. На этот раз как о самой коррумпированной стране мира. Можно себя успокаивать, мол, если о нас говорят плохо — значит мы еще не те, о ком «либо хорошо, либо никак». И шансы еще есть. А можно не сетовать на жизнь — а сесть и подумать: что имеем, что хотим и что для этого надо. Вот давайте сядем и подумаем.

Член Національної асоціації України, Катерина Маліченко, розповіла правду про електронні декларації в умовах сучасного розвитку демократії в Україні.

 

В последние недели все только и говорят, что об электронных декларациях политиков. Пожалуй, до этого так активно обсуждали разве что Межигорье в 2014 году. Ну да, прозрачность, честность — это, конечно, очень хорошо. Но что будет дальше? Будет ли это хорошей традицией, или навсегда останется одноразовой акцией?

Признанный в профессиональных кругах юрист и адвокат с многолетней практикой Екатерина Маличенко рассказывает о тех вещах, которыми не делятся в университетах.

15 ноября крик: «Та ну что же это такое?!» (это мягко говоря) звучал из каждого второго украинского дома с доступом в интернет. А через день появился и в каждом первом. Крупнейшие файлообменники и торрент-трекеры «сильной и независимой», куда, как за хлебом в магазин, украинцы ходили за фильмами и программами, повесили табличку «Закрыто» и потерялись в медиасетях. «Это классно», — отметил замглавы АП Украины Дмитрий Шимкив и добавил, что пираты всегда, рано или поздно переходят на сторону света. Но не станет ли эта светлая сторона черным пятном в украинской политике — не факт.

Сегодня успешный адвокат, член Национальной ассоциации адвокатов Украины и владелец адвокатского бюро Екатерина Маличенко делится с молодыми специалистами своим опытом, чтобы будущие профессионалы знали, что готовит им жизнь в юриспруденции.